klapaucjusz (klapaucjusz) wrote,
klapaucjusz
klapaucjusz

Category:

Фиговый листок анти-сионизма

Мудрость начинается с называния всех вещей своими именами. Эта статья адресуется тем кто прикрывается фиговым листком "анти-сионизма". Автор - известный историк Виктор Хансон - показывает что так называемые "анти-сионисты" на самом делe или скрытые антисемиты, или просто не задумывались над тем почему именно Израиль вызывает у них такую реакцию а все остальные страны - нет.
----------------------------------------------------------------------------------

Современный Антисемитизм
Виктор Хансон, 29 апреля 2012-го года
английский оригинал: http://victorhanson.com/articles/hanson042912.html

Совсем недавно британский журнал "Экономист" опубликовал редакционную статью без подписи под названием "Комплекс Освенцима". В этой статье безымянный автор возложил всю вину за непрекращающуюся напряженность на Ближнем Востоке на Израиль, фокусируясь на двух основных аргументах: его, Израиля, "ничем необоснованное чувство невинной жертвы" и нежелание "отказаться от имперских замашек".

Касаясь вопроса “параноидальных навязчивых идей” в отношении вооруженного атомной бомбой Ирана, автор полностью исключил какую бы то ни было реальную угрозу, заявив, что "Иран представляет собой особенно удобного врага для Израиля" и что "израильтяне психологически сублимировали свой внутренний источник тревоги и беспокойства на более отдалённую цель - Иран"

Трудно понять логику автора, по которой крошечное демократическое государство, насчитывающее около семи миллионов человек представляет собой "империю". В конце концов, Израиль вел три войны только за то, чтобы выжить в границах 1947-го года и где основной проблемой были усилия врагов физически уничтожить или, по крайней мере, выгнать израильтян из их собственной страны. Я не знаю как иначе интерпретировать уже более 50-ти лет длящиеся обещания арабов "вытолкнуть евреев в Средиземное Море"

Остаётся фактом то, что израильтяне не ушли с земель, оказавшихся под их контролем в результате войны 1967-го года, хотя пришедшие на смену друг другу правительства вывели войска из Синая, Южного Ливана и Сектора Газа - тех районов, откуда нападения на территорию Израиля продолжаются по сей день.

Выбор журналом "Экономист" прилагательного "удобный, привлекательный" (eng. "appealing") в сочетании с существительным "враг" представляется по меньшей мере странным. Особенно в отношении Ирана, который публично пообещал "стереть Израиль с лица земли" и прилагает отчаянные усилия завладеть ядерным оружием, чтобы эту угрозу претворить в жизнь.

Статья эта представляет собой типичный образец европейского радражения и неприязни по отношению к Израилю, страны презираемой подавляющим большинством стран-членов ООН... Эти раздражение и неприязнь нашли ещё большее отражение в недавнем признании Никки Ларкина, ирландского режисёра - документалиста, одно время яростного анти - Израильского активиста, который радикально изменил свою позицию после поездки в Израиль и на западный берег реки Иордан с целью запечатлеть "израильские преступления":
" Неписанный закон просто обязывал меня, да и вообще ирландского артистa, художникa, интеллектуалa подписать любую петицию призывающую к бойкоту Израиля, носить палестинский шарф, и публично выступать против Оккупации... Ho это шло глубже: не только артистическая среда была обязана ненавидеть Израиль, но анти-израильские настроения должны были стать частью моего ирландского самосознания, как неприязнь к англичанам стала таковой в своё время". (примечание. - Никки Ларкин был подвергнут остракизму после своего интервью - еще одно потверждение в пользу аргументов в статье)

Что же служит источником столь широко распространенной ненависти к Израилю? Такую ядовитую ненависть невозможно объяснить простыми политическими разногласиями с арабскими и мусульманскими соседями. В конце концов, возьмите любую проблему в этом ближневосточном конфликте - оккупированные территории, беженцы, разделенный Иерусалим, приграничные стычки - и задайте себе вопрос: почему все с таким пристрастием концентрируются на Израиле, в то время как подобные конфликты - самое обычное явление в любoм регионе земного шара?

Неужели всё дело в принципиальном неприятии оккупации? Непохоже… Возьмите любую территорию "оккупированную" подобным образом в тот же период времени - после Второй Мировой войны. Россия не собирается вoзвращать южные Курильские острова заваченные у Японии... Тибет прекратил своё существование как независимая страна задолго до ближневосточной войны 1967-го года, поглощенный коммунистическим Китаем... Турецкие войска продолжают оккупацию значительных районов Кипра через 30 лет после вторжения 1974-го года... Восточная Пруссия прекратила существование в 1945-м году, после изгнания 13-ти миллионон немцев с земель, где они проживали более 500 лет..

По сравнению с зеленой линией в 112 миль длиной, проходящую через центр Никосии (разделяющую Кипр на греческую и турецкую части) Иерусалим это просто образец единства и добрососедских отношений. Более 500,000 евреев были изгнаны из столиц арабских стран, начиная с 1947-го года с помощью погромов, накатывавших каждые несколько десятков лет. Почему эти евреи не считаются и никогда не считались беженцами, наравне с палестинцами?

И дело совсем не в том, что мировое сообщество должно закрывать глаза на разногласия Израиля со своими соседями, а в том, что оно полностью игнорирует практически идентичные проблемы в остальном мире. Более 75% резолюций ООН направлены против Израиля. Резолюций с осуждением нарушений прав человека Израилем было принято больше, чем против Суданa, Конго или Руанды вместе взятыx. И это - страны, где происходит документированный геноцид миллионов людей при полном отсутствии какого бы то ни было реального вмешательства со стороны ООН... Почему же международное сообщество настроено так резко именно против Израиля?

Сегодня на сцену вышел новый антисемитизм - вполне социально приемлемый и даже модный в некоторых кругах. На протяжении последних пары тысяч лет ненависть к евреям была основана на доморощенных предрассудках, замешанных на религиозных, экономических и социальных предубежденях. В этот период диссиденты, либералы и прогрессивно настроенная часть населения выступали против антисемитизма в духе Эпохи Возрождения. Продолжалось это какое-то время и после Второй Мировой войны. Конец этому пришел с моментом основания государства Израиль, после чего антисемитизм резко претерпел метаморфозу сразу по двум направлениям, которые - зная предыдущую историю - предсказать было совершенно невозможно.

Bо-первых, Израиль - точнее, его осуждение - превратилось в навязчивую идею левых либералов, которые ассоциировали создание еврейского государства со своего рода проявлением западного империализма. То, что Израиль был создан как демократическое государство с полной защитой прав человека (в отличие от окружающих его авторитарных режимов), значения уже не имело. Для леваков-интернационалистов Израиль стал воплощением религиозного империализма, своего рода суррогатом Запада на Ближнем Востоке.

После войны 1967-го года, когда еще недавно слабый и уязвимый Израиль одержал полную и решительную победу и казался уже почти непобедимым, евреи потеряли все остатки симпатии, которую к ним могла питать либерально настроенная элита после ужасов Второй Мировой войны. В их глазах Израиль превратился в полноправного западного агрессора под покровительством Соединенных Штатов, смешанное чувство зависти и ненависти к которым перешло и на Израиль.

Эти новые антисемиты уже не были из числа немытых, невежественных и непринимаемых в культурном обществе бритоголовых, неонацистов и членов ККК. Происходили они уже из элиты образованных и изысканных интеллектуалов...
Одно дело было выражать сожаление по поводу тупых антисемитов, завернутых в белые простыни и разгуливающих в дурацких колпаках. И совсем другое дело было бороться против печатаемых Хамасом карикатур, в которых евреи изображались в виде свиней и обезьян, и которые распространялись в университете Беркли в Калифорнии по прикрытием свободы слова.

Существовал также и второй аспект - основание государства Израиль послужило респектабельным прикрытием для вышедшего к тому времени из моды кондового животного антисемитизма. Теперь антисемиты заговорили не о том как они “не любят евреев”, а о том как они презирают еврейское государство из-за его обращения с угнетенным палестинским меньшинством.

В среде интеллектуалов, начиная с оксфордских донов и до писателей-лауреатов различных международных премий стало совершенно нормальным осуждать создание Израиля, при этом избегая старинного обвинения "это евреи во всём виноваты". Разумеется утверждать, что евреи “имеют "слишком много власти" по прежнему оставалось за гранью цивилизованных дискуссий, но беспокоиться о засильи "еврейского лобби" стало вдруг политически корректно и правильно.
Нефть, разумеется, сыграла еще большую роль. Уже в середине 1960-х Запад оказался в сильной зависимости от нефти и газа, добываемых в зоне Персидского Залива и в Северной Африке. А к 1990-м годам он всерьёз начал конкурировать с развивающимися экономиками Индии и Китая за обеспечение стабильной доставки из ближневосточных регионов. Бойкот арабских стран в 1973 году доказал не только то, что арабы готовы использовать нефть как оружие против Израиля, но и то, что они смогут делать это весьма эффективно.

С другой стороны, начиная с 1960-х, триллионы нефтедолларов потекли на исламский Ближний Восток, не только обеспечив оружие и боеприпасы врагам Израиля и поддержку влиятельных друзей на Западе, но и предоставили им средства для оказания влияния на Западноe обществo через пожертвования и финансирование проектов. Университеты внезапно стали обивать пороги богатых шейхов в надежде получить средства на финансирование профессорскиx позиций и в надежде привлечь студентов, способных полностью оплачивать весьма дорогое образование, не нуждаясь в стипендиях и ссудах. Если бы Израиль обладал нефтяными запасами Саудовской Аравии, то "оккупированная" Палестина нашла бы в ООН примерно такой же отклик, какой сегодня находят Осетия, Кашмир или Западная Сахара.

Размеры тоже играют свою роль. Израиль - это крошечное государство, затерянное в океане врагов. Для многих в этом мире дeмография определяет всё. К кому журналист или телеведущий предпочтут обращаться - к семи миллионам израильтян или к 400-ста миллионам их врагов, живущих в преимущественно исламском Ближнем Востоке?
Вдобавок, если Израиль одержал решительные победы в 1947, 1956 и в 1967, то в последующих боях в 1973, 1982 и в 2006 победы были значительно менее однозначны. Критики почувствовали эту слабость и нашли существенно более комфортным и выгодным присоединиться к будущим победителям. В результате дипломаты, военные, журналисты, писатели и артисты избрали путь наименьшего сопротивления, а заодно и болeе многочисленных зрителей - на фоне очевидной неспособности Израиля быстро и решительно разбить своих арабских противников.

Терроризм последних 30-ти с лишним лет тоже сыграл не последнюю роль. Если в 1970-м западные правительства опасались того, что их самолёты и спортивные команды могут быть атакованы левыми палестинскими террористами на территии Ближнего Bостока, то к концу 1990-х они еще больше стали бояться исламских террористов - самоубийц, атакующих в самом центре Европы и Северной Америки. После 9/11 карикатура на еврейского раввина вызывает или шумное одобрение, или в лучшем случае безразличие, тогда как карикатура на Мухаммеда или Коран гарантирует угрозу расправы. И это - в самом сердце пост-модернистской, гуманной Европы.

Несмотря на позы и фразы, интеллектуалам далеко до суперменов морали, даже предположительно бесстрашные писатели и журналисты, раскрывающие острые темы предпочитают (как уже неоднократно было доказано) жить без опаски за свою жизнь, вместо того чтобы правдиво описывать ситацию на Ближнем Востоке . Для многих интеллектуалов выбор между выражением симпатии или неприязни к Израилю основывается не только на соображениях карьеры, но также и на понимании того, что западные нации, не взирая на все их заявления о свободе слова, боятся террористов не меньше чем их потенциальные жертвы. Попробуй покритиковать радикальный Ислам - верояность того, что террористы до тебя доберутся значительно выше того, что западное правительство сможет тебя защитить от них. Далеко за примерами ходить не надо - достаточно спросить Салмана Рушди или Курта Вестергаарда…

И наконец, имидж Израиля на Западе претерпел серьёзные изменения и стал похожим на то, как интеллектуалы относятся, скажем, к Саре Пэлин - мишени для бездумных или невежественных ругательств (как заслуженных так и нет), которые тем не менее служат чем-то вроде знака отличия или членского билета в определенных кругах.
Режиссёры не снимают документальных фильмов об Израиле, выставляющих его в привлекательном свете - по крайней мере если они хотят продолжать получать финансирование своих работ из различных фондов, не говоря уже о признании и поддержке своих боссов и коллег.

Откомандированные в Израиль журналисты могут снимать отель, но их шедевры, снятые на оккупированных территориях будут получать одобрение и поддержку в той мере, в какой они будут про-палестинские. И наоборот – будут бойкотироваться, если они будут сбалансированы или выразят поддержку Израилю.

Есть ли шанс на то, что когда-нибудь негативное восприятие Израиля изменится в лучшую сторону? Только если изменятся вышеперечисленные критерии - убийственый вывод, говорящий o том, что популярные антипатии не имеют ничего общего с реальными проблемами, стoящими перед Израилем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments